Межотраслевой Экспертный Совет по развитию потребительского рынка

ведущие игроки "от поля до прилавка" Российской Федерации

Вестник потребительского рынка №190

ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

 

Председатель Союза потребителей России

Социальные продовольственные карты должны стать инструментом государственной поддержки малообеспеченных граждан и отечественных производителей продовольствия.

С начала 2000-х в России регулярно выдвигаются и обсуждаются под разными названиями общественные инициативы по введению частичного субсидирования государством расходов малообеспеченных граждан на питание. А в 2015 году Министерство промышленности и торговли даже подготовило концепцию соответствующей федеральной программы, которая была поддержана Министерством финансов, однако впоследствии позиция Минфина изменилась, и в 2018 году Минпромторг был вынужден объявить о заморозке работы над этой программой.

Строго говоря, в таких предложениях, как правило, речь идет о выпуске именных дебетовых пластиковых картах с зачисленными на их счета средствами федерального бюджета, которые могут использоваться получившими их лицами с ограничениями по времени (например, в течение месяца) и составу приобретаемых товаров (только отечественного производства и кроме табака и алкоголя, или еще жестче: только отечественные из утвержденного правительством перечня социально значимых продовольственных товаров, где нет «вредных» продуктов). Это аналог американских фуд-стемпс (продовольственных талонов, которые в 2018 г. получали 42 млн граждан США, семья из трех человек в среднем на сумму 376 долл. в месяц). Но нам надо найти простое русское название, не ассоциирующееся ни с «карточками» времен ВОВ, ни с «талонами» послевоенного советского периода, которые были разрешительными документами на покупку определенного количества товара, а не платежным средством, и я бы предложил назвать их «социальная продовольственная карта» (СПК), поскольку пластиковыми «картами» как платежным средством пользуется подавляющее большинство российских граждан, а к социальным картам уже привыкли жители наших крупнейших городов.

Кстати, совсем недавно, в ноябре 2020 г. было объявлено о запуске программы поддержки нуждающихся семей с детьми «Продовольственная карта», реализуемой благотворительным Фондом продовольствия «Русь» совместно с сетью магазинов «Магнит» с участием региональных органов соцзащиты населения. С использованием выпускаемой по этой программе «ПРОДкарты семьи» ее участники могут ежемесячно приобретать продукты питания на сумму 1000 руб. Эта инициатива важна как пример, но понятно, что она не может решить проблему дефицита у граждан средств на приемлемое питание в масштабах страны.

Для успешности решения такой задачи, если она будет наконец поставлена на высшем уровне российской власти, критическое значение приобретут сроки запуска и издержки на администрирование. Поэтому лучше использовать уже существующие механизмы, доказавшие свою эффективность. Первый – это механизм предоставления жилищных субсидий.  В 2019 г. в России, по данным Росстата, их получали 3 млн семей (5,3 % всех семей), в среднем по 1590 руб. Поскольку все эти семьи уже признаны нуждающимися, они вправе стать первыми кандидатами на получение СПК.

Очевидно, что подавляющая часть этих семей относится к нижним 10 % распределения населения страны по доходам. Среднее потребление этой части населения, исходя из данных Росстата за 2017 год, составляло 540 кг продтоваров при среднем потреблении всего населения страны 752 кг — то есть на 28 % ниже среднего. Это только по массе покупаемых продуктов, а если посмотреть состав этой массы, увидим, что фруктов самые бедные 10 % потребляли вдвое меньше среднего, мяса, рыбы, овощей на 35-40 % меньше (расчеты мои). Именно в этих семьях низкие доходы чаще объясняются высокой нагрузкой детей-иждивенцев на одного работающего, значит, и именно эти дети не получают полноценного питания.

Предлагаю признать получателей жилищных пособий наиболее нуждающимися в поддержке их дохода для улучшения питания, тогда можно будет решением правительства сразу, без их заявок, начать зачислять соответствующие суммы на те счета, на которые им сейчас зачисляются жилищные субсидии. Если правительство установит сумму такой поддержки семьи в 3 тыс. руб., потребуется ежемесячно не более 9 млрд руб., соответственно на весь 2021 год не более 108 млрд руб. Эта сумма заметно сократится, если такую поддержку адресуют только тем семьям, которые соответствуют федеральному критерию получения жилищных субсидий (доля платежей за ЖКУ в пределах социальных норм площади и объема услуг в семейном доходе должна быть не менее 22 %), исключив тех жителей Москвы и Санкт-Петербурга, кто получает их только благодаря значительно более мягким региональным критериям (в Москве не менее 10 %, в Санкт-Петербурге не менее 14 % семейного дохода). 

Столь же просто администрировать СПК для получателей социальных пенсий и минимальных трудовых пенсий — через ПФР, который все про них знает. Ну а по представлениям служб занятости можно поддержать такими картами безработных, имеющих на иждивении несовершеннолетних детей.

Миллиарды, выданные гражданам через СПК, сразу пойдут на оплату продуктов отечественного производства, они поддержат пищевую промышленность, аграриев и торговлю, которым не нужно будет просить помощь от государства. И это в разы дешевле и в разы эффективнее, чем при «вертолетной» раздаче денег, которых на это в России надолго точно не хватит, а когда они кончатся, найдется немало желающих штурмовать те самые вертолеты.

Очень важно также, особенно для бездомных в холодное время года, обеспечить госзаказ учреждениям общепита на организацию бесплатных обедов для нуждающихся, хотя бы в режиме «полевых кухонь» с выдачей через окошко, как минимум, горячего супа, хлеба и чая. С ранних лет помню загадку для детей: что страшнее для воробья зимой – холод или голод? Правильный ответ: голод, сытый воробей не замерзнет.

При этом следует помнить, что объем потерь, образующихся на этапах хранения и реализации пищевых продуктов оценивается примерно в 1,6 млн т., и это в основном продукты с истекшим сроком годности, которые не были вовремя куплены потребителями или заказаны у изготовителей розничными торговыми компаниями. Обеспечить нуждающихся необходимыми продуктами можно было бы вообще без затрат бюджета, только за счет своевременного направления торговыми сетями и изготовителями благотворительным организациям части продуктов с приближающимся к истечению сроком годности, которая с высокой вероятностью уже не будет продана, но еще может быть безопасно съедена. Сегодня главное препятствие для такого решения состоит в его невыгодности для бизнеса, которому пришлось бы уплатить за передаваемую благотворителям продукцию НДС (до июля 2020 г. пришлось бы уплатить еще и налог на прибыль как с проданного товара). Дешевле отправить продукты на уничтожение, это налогом не облагается. Поэтому достаточно освободить бизнес от НДС по таким операциям, и самые бедные смогут получить существенную для них натуральную продовольственную помощь, в том числе в виде питания в столовых. При этом бюджет ничего не потеряет.

Реализация этого предложения позволит государству сэкономить на поддержке своих граждан, но не снимает с него моральной обязанности тратить бюджетные средства, чтобы в благополучной в целом стране не было тех, кто не получает полноценное питание, в первую очередь среди детей. Кризис всегда дает нам шанс сделать свои практики более рациональными. Это прямо относится к созданию системы субсидирования питания нуждающихся граждан с помощью СПК как нового инструмента социальной политики, который одновременно стал бы и эффективным средством поддержки тех, кто производит продукты питания. И к развитию продуктовой благотворительности, не только помогающей нуждающимся, но и снижающей устранимые потери продовольствия и нагрузку на окружающую среду вследствие уничтожения просроченных продуктов. Хотелось бы не упустить этот шанс.

ТЕКУЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Share on facebook
Facebook
Share on google
Google+
Share on twitter
Twitter
Share on linkedin
LinkedIn